Кредиты
30.10.2008

Межбанк: пациент скорее мертв, чем жив

Паника – процесс самовоспроизводящийся. Последние недели банки только тем и занимались, что доказывали этот тезис.

 

Их внутренние проблемы с риск-менеджментом обернулись ажиотажем вокруг курса рубля. Дальнейшие импульсивные действия могут спровоцировать резкий отток вкладчиков. И лучше б им пока не поздно сосредоточиться на восстановлении рынка МБК.

Рынок межбанковского кредитования (МБК) остановился в тот день, когда стало известно, что у "КИТ Финанса" возникли проблемы с выполнением обязательств по сделкам репо. Это спровоцировало массовое закрытие лимитов на контрагентов. Кредитование если и осуществлялось, то только под залог. Особых проблем с ликвидностью не испытывали лишь крупные банки, которым посчастливилось принять на свои счета бюджетные средства. "Разница в ставках между первым и вторым кругом достигает 7 процентных пунктов: ставки МБК у банков первого круга колеблются в районе 8% годовых, второго – около 15%", – жаловались тогда дилеры. С тех пор ситуация только накалялась. Число проблемных кредитных организаций, стремительно росло.

"Сейчас рынок МБК фактически отсутствует, и в этом главная проблема – есть организм, есть кровь, но нет органа, который будет перекачивать ее, доставляя в нужные места", – говорит вице-президент Номос-банка Василий Федоров. "Количество операций в системе "Дельта" упало в разы. Сейчас в ней заключается порядка 15 сделок в день. Банки первого круга кредитуют друг друга, но на второй круг почти нет лимитов", – обрисовывает текущую ситуацию начальник отдела МБК Металлинвестбанка Евгений Алпаров.

Государство с самого начала кризиса предприняло ряд мер по предоставлению ликвидности. До сентября ставки отчислений в ФОР только повышались. Но 18 сентября – на следующий день после того, как стало известно о проблемах "КИТ Финанса", ЦБ резко снизил нормативы: по обязательствам перед физическими лицами с 5,5 до 1,5%, перед банками-нерезидентами в иностранной валюте с 8,5 до 4,5%, по прочим обязательствам в рублях с 6 до 2%. Впоследствии, 15 октября, нормативы снижались еще раз – до 0,5% по всем обязательствам. "После первого снижения ставок в сентябре банковская система получила по грубым подсчетам более 200 млрд. рублей, – рассказывает заместитель начальника управления по связям с инвесторами Промсвязьбанка Элеонора Демирджи. – При этом в отличие от других государственных мер, дошедших в основном до банков первой сотни, снижение ставок отчислений в ФОР ощутили на себе почти все". Другая мера воздействия – размещение ЦБ и Минфином бюджетных средств на счетах в кредитных организациях. Правда, получить казенную ликвидность таким образом могли немногие. Необходимое условие – наличие рейтинга одного из международных агентств не ниже ВВ-/Ва3. По словам опрошенных дилеров, бюджетные деньги не идут на межбанк, но позволяют ослабить давление на рынок МБК.

Более эффективно проведение аукционов по предоставлению кредитов без обеспечения. "В понедельник, вторник прошли беззалоговые аукционы ЦБ, что отразилось на межбанковском рынке снижением ставок до 8-9% годовых", – свидетельствует Евгений Алпаров. В понедельник банки привлекли таким образом 182,6 млрд. рублей, во вторник – еще 27,5 млрд. рублей. Аукционы репо, проводимые ЦБ, тоже оказывают свое воздействие.

Альтернатива государственным мерам воздействия на банковскую ликвидность – действия самих кредитных организаций. "Помимо получения поддержки от государства банки стараются сами накопить подушку ликвидности", – поясняет Элеонора Демирджи. Во-первых, это ограничение, а иногда и приостановка отдельных видов кредитования. Во-вторых, реализация ликвидных активов – акций, облигаций. "Все, что могло быть продано, продано", – лаконично замечают дилеры.

Банки с достаточно большим запасом ликвидности, но уже не имеющие открытых лимитов, держали свободные средства на корсчетах в ЦБ. Однако, на фоне падения цен на нефть, оттока капитала из страны и слухов о грядущей девальвации рубля, некоторые игроки сделали ставку на повышение курса доллара, и начали скупать валюту. Чтобы не терять рублевой ликвидности, они проводили сделки своп на бирже, продавая валюту Банку России расчетами сегодня и выкупая ее обратно расчетами на следующий день, таким образом страхуя себя от падения курса рубля. Подобной услугой, по словам некоторых участников, активно пользовались банки-нерезиденты, в основном не имеющие рейтингов и потому не допущенные к получению беззалоговых кредитов ЦБ.

"Это в основном дочерние структуры иностранных банков, имеющие большие проблемы с рублевой ликвидностью. Они продавали валюту за рубли с обязательством обратного выкупа на следующий день, – говорит Василий Федоров. – Введение ограничений на эти операции со стороны ЦБ вынудило их кредитоваться под 20% годовых и даже выше". Результатом таких действий стало массовое закрытие лимитов на банки-нерезиденты. Почерпнуть ликвидность им теперь практически неоткуда.

До недавнего времени ЦБ не вводил ограничений на эти операции, совершая сделки в любых количествах и размерах. Но с 20 октября устанавливается максимальный объем операций по валютным свопам. Поддержание рублевой ликвидности через этот инструмент, а также спекуляции дилеров, играющих на повышение курса долларов, были перекрыты. Это вызвало приступ паники на рынке, резкое повышение ставок по кредитованию через своп (дилеры рассказывают, что они доходили до 50% годовых) и падение среднего курса бивалютной корзины на 40 копеек. В течение всей недели Банк России постоянно уменьшал максимальный объем операций по свопам – к пятнице 24 октября он был равен 10 млрд. рублей. И только в минувший понедельник иностранцев и спекулянтов ждало послабление – лимит был увеличен в 15 раз до 150 млрд. рублей. Специалисты объясняют это текущими налоговыми выплатами. Впрочем, праздник длился недолго. 28 октября лимит сократился до 25 млрд. рублей.

Рынок МБК очень легко остановить. И гораздо труднее восстановить. "В 2004 году удалось достаточно быстро преодолеть кризис недоверия. Главным образом благодаря кредитованию под залог, – рассказывает директор фронт-офиса ОТП-банка Вадим Каряев. – Рынок репо раньше имел крайне низкую статистику невозвратов, и часто они носили технический характер. Со временем обороты на нем стали в разы превышать обороты на спот-рынке акций, а ставки в какие-то моменты были даже лучше, чем на МБК". Теперь невозвраты по сделкам репо явление привычное. Залоги постоянно обесцениваются. Реализовывать их трудно даже физически – из-за сильной волатильности рынка и частой приостановки торгов. Но не только в этом причина сворачивания рынка репо. "Массовые невозвраты, происходящие в первую очередь из-за крайне агрессивной политики по управлению ликвидностью некоторых участников рынка, обнажили несовершенства законодательства. Реализация залогов банками-кредиторами могла вызвать налоговые и юридические претензии со стороны заемщиков. На фоне достаточно слабой позиции ММВБ в "разруливании" данных проблем, участники рынка были предоставлены сами себе, что и вызвало некоторый хаос на финансовом рынке. Главная задача законодательных органов наладить механизм реализации залогов на финансовом рынке", – считает Вадим Каряев.

По мнению аналитиков и самих участников рынка, лимиты откроются еще не скоро. "На восстановление межбанковского рынка понадобится долгое время. Крупные банки поддерживают лимиты друг на друга. Но круг операторов МБК ограничен, а операции в основном проводятся под залог", – констатирует Элеонора Демирджи. "Лимиты открываются, но очень осторожно. В этом заключается главная проблема, вследствие которой текущий кризис стоит признать кризисом доверия, а не ликвидности. Риск-менеджмент основывается на конкретных показателях деятельности, но сегодня слишком большое значение придается различным слухам, которые, как правило, не подтверждаются", – говорит Василий Федоров.

"С точки зрения масштабов этот кризис серьезнее ситуации 2004 года. И, хотя власти делают все возможное для сглаживания проблемы, выход из кризиса в течение двух-трех месяцев мне кажется маловероятным", – прогнозирует Вадим Каряев.

 

Источник: Финанс

«Кредит Банк 24»
© 2008 — 2018
p